Thursday, November 10, 2016

Внезапный синдром джихада в штате Северная Каролина

http://ru.danielpipes.org/3464/vnezapnyj-sindrom-dzhihada-v-shtate-severnaya

Внезапный синдром джихада в штате Северная Каролина

Даниэль Пайпс
New York Sun
14 марта 2006 г.
Подлинник (оригинал) статьи на английском языке: Sudden Jihad Syndrome (in North Carolina)
Перевод с английского: Анатолия Курицкого
«Отдельные исламисты могут казаться законопослушными и благоразумными людьми, но они являются частью тоталитарного движения, и поэтому их надо рассматривать как потенциальных террористов». Приведенные слова были написаны мною сразу после событий 11 сентября 2001 г., и с тех пор меня критиковали за это. Но инцидент, произошедший 3 марта в Университете штата Северная Каролина (УСК), показывает, что я выражался еще слишком мягко.
Пешеходная зона университета, где Тахери-азар совершил свое преступление.
Это случилось тогда, когда только что окончивший институт Мохаммед Реза Тахери-азар, 22-х лет, иранский иммигрант, в дешевом спортивном автомобиле въехал на пешеходную зону, переполненную людьми. Он ударил и ранил девять человек, но к счастью, ни один из них не был серьезно ранен.
До этого буйного поступка, которое могло закончиться нанесением смертельных повреждений, г. Тахери-азар, специализирующийся в области философии и психологии, вел внешне нормальное существование, и у него было многообещающее будущее. В средней школе он был президентом совета студентов и членом общества National Honor Society. В газете Los Angeles Times отмечалось, что многие студенты УСК считали его «серьезным студентом, застенчивым, но дружелюбным». Один из студентов, Брайан Коуплэнд, сказал: «на меня произвели впечатление его знания в области классического западного мышления», и добавил: «он был добрым и благосклонным по отношению к другим человеком, а не агрессивным и склонным к насилию». Ректор университета Джеймс Мозер называл его хорошим студентом, но «совершенно нелюдимым, сосредоточенным на своем внутреннем мире и замкнутым».
В сущности, никто из знавших его не сказал о нем плохого слова, что важно, потому что говорит о многом: он не был бедным, опустившимся, одержимым мыслью об убийстве, психотическим человеком; напротив, он был добросовестным студентом и дружелюбным человеком. В связи с этим возникает очевидный вопрос: почему нормальный человек, славный малый захотел убить первых попавшихся студентов? Некоторые высказывания г. Тахери-азара после его ареста дают возможность найти ключ к его поведению.
  • После событий 11 сентября (2001 г.) он сказал, что хотел бы «наказать правительство Соединенных Штатов за его действия в разных районах мира».
  • Он сказал детективу, что «по всему миру убивают людей в войнах, и теперь настала очередь людей в Соединенных Штатах быть убитыми».
  • Он сказал, что действовал с целью «отомстить за смерть мусульман в разных районах мира».
  • Он сказал, что его действия – это расплата типа «око за око».
  • В показаниях, данных под присягой в полиции, отмечается, что «Тахери-азар неоднократно говорил – Соединенные Штаты убивают людей за океаном, и поэтому он решил предпринять свою атаку».
  • Он сказал судье: «я рад тому, что вы судите меня, и (в процессе суда) получите дополнительные сведения о воле Аллаха».
Мохаммед Реза Тахери-азар.
Короче говоря, г. Тахери-азар представляет собой ужасный образец исламиста в его конечной стадии: кажущийся хорошо устроенным мусульманин, чья религия внезапно побуждает его убивать не-мусульман. Тахери-азар признал, что подготавливал свой джихад в течение более чем двух лет, во время своей учебы в университете. Учитывая такие факты, как влияние исламистской идеологии, ее притягательность и сильное воздействие на многих мусульман, а также участие Тахери-азара в работе Мусульманской студенческой ассоциации УСК, нетрудно представить себе, в результате чего укреплялись его убеждения.
Если бы г. Тахери-азар был одинок в том, что втайне решил стать последователем радикального ислама, можно было бы не обращать внимания на его поступок. Однако, его поведение очень похоже на широко распространенный образец поведения мусульман, которые ведут тихий образ жизни перед тем, как стать террористами. В их число входят угонщики самолетов, принимавшие участие в терактах 11 сентября 2001 г., лондонские террористы, совершившие теракт в метро, инженер Махер Хаваш, работавший в компании Интел, которого арестовали перед тем, как он собрался присоединиться к движению Талибан в Афганистане, и многие другие.
Саудовец Мохаммед Али Алайед, живущий в г. Хьюстоне, тоже поступил в соответствии с приведенным выше образцом поведения, так как он нанес удар острым оружием и убил еврея по имени Ариэл Селлук, который прежде был его другом. Таким же образом поступают и некоторые новообращенные в ислам; кто мог подозревать, что 38-ми летняя бельгийская женщина Мюриэл Дегог могла появиться в Ираке и стать террористкой-самоубийцей, совершив теракт , направленный против американской военной базы?
Такие поступки я назвал ‘Внезапный Синдром Джихада', т.е. когда внешне кажущиеся нормальными мусульманами вдруг становятся людьми, желающими совершить насильственные действия. Ужасным, но вполне законным последствием этого является то, что подозрение падает на всех мусульман. Кто знает, когда будет совершен следующий акт джихада? Как можно быть уверенным в том, что у законопослушного мусульманина вдруг не возникнет приступ сильного гнева, и он не станет убийцей? Да, конечно, число таких людей очень мало, но оно диспропорционально значительно больше, чем среди не-мусульман.
Наличие такого синдрома помогает объяснить, почему возникает страх перед исламом и растущее недоверие к мусульманам; на это указали результаты выборов, проведенных после терактов 11 сентября 2001 г.
Отклик мусульман на такие взгляды состоит в том, что они объявляются необоснованными, предубеждением, «новым антисемитизмом», исламофобией и т.д.; с таким же успехом можно обвинять анти-нацистов в «германофобии» или анти-коммунистов – в «руссофобии». Вместо того, чтобы изображать из себя жертв, мусульманам следовало бы противопоставить этим «предубеждениям» более умеренную, современную и доброжелательную по отношению к соседям версию ислама, в которой содержится отказ от радикального ислама, джихада и от попыток подчинить себе «неверных».